Почему ВЧ-люди такие эмоциональные

Дорогие читатели нашего Портала, приводим для вас авторский перевод статьи Д-ра Элейн Эйрон о том, почему высокочувствительне люди являются эмоциональными. Термин «сверхвысокая чувствительность» в перевода означает то же самое, что и «высокая чувствительность», а «ГСЛ, гиперсензитивные люди»- то же, что и «высокочувствительные люди».

Редакция Портала

****************************************************************************************

Почему мы ТАКИЕ эмоциональные.
Элен Эйрон

Сверхвысокая чувствительность никогда раньше так широко не освещалась  в американских СМИ.

Я сообщу вам сейчас важную новость: выпуск журнала «Psychology Today» за июль/август содержит большую статью о  гиперсензитивных (ГС) людях*.

Я просто счастлива, что столь точная и детальная информация донесена через журнал большому количеству людей и даже представлена на обложке.

Мне также было приятно, что Андреа Бартц, автор, включила в статью имена многих исследователей,  которые писали и размышляли о высокой чувствительности: Майкл Джовер (Michael Jawer),  Ернест Хартман (Earnest Hartmann), Джером Каган (Jerome Kagan), Джудит Орлофф (Judith Orloff), и особенно Тед Зефф (Ted Zeff).

А также мне представляется весьма ценным, что Андреа взяла интервью у некоторых успешных гиперсензитивных людей (ГСЛ): эстрадного артиста разговорного жанра, владельца маркетинговой фирмы и директора предприятия.

 

____________

* Гиперсензитивная личность (от “hyper” — “в высшей мере” и “sensitive” — чувствительный, восприимчивый) — русский аналог английского термина Highly Sensitive Person (автор — Элен Арон). Нами выбран именно этот вариант из-за минимальной его эмоциональной окраски. Другими вариантами были “личность с повышенной чувствительностью” (ЛПЧ) и “высокочувствительный человек” (ВЧЛ).

 

Итак, теперь стало широко известно, что ГСЛ — это люди, отличающиеся повышенной эмоциональностью

 

Главное, что было раскрыто в статье — это то, что ГСЛ очень впечатлительны.

Например, на первой странице вы найдете такие фразы: “Они могут бросить трубку, когда им предлагают телефонную рекламу, днями могут размышлять над легким подшучиванием…, сказав привет гиперсензитивному человеку – вы, наверное, уже заставили его плакать.»

Я не подчеркивала высокую эмоциональность ГСЛ в книге “В высшей степени чувствительный Человек» (“The Highly Sensitive Person”), избегая показать их менее рациональными, менее устойчивыми к болезнетворным воздействиям, плохо адаптируемыми и т.д. Но это правда. При таком же количестве проблем в жизни, у  гиперсензитивных  возникает больше негативных эмоций, чем у большинства людей. Это плохие новости.

Но даже в условиях отсутствия стресса ГСЛ более эмоциональны, потому что их позитивные чувства тоже сильнее, чем у других. И эмпатия у таких людей сильнее. То есть повышенная реакция ГСЛ на неприятные события, можно сказать, компенсируется положительным моментом – способностью более глубоко чувствовать все хорошее. И это приятные новости.

Тут нужно заметить, что всем людям свойственно острее реагировать на негативные впечатления, чем на позитивные — поэтому мы чаще встречаем в СМИ сообщения о терроре, преступлениях, бедствиях, страданиях и тому подобном. Я полагаю, что люди инстинктивно обращают внимание в первую очередь на негативные эмоции (свои и чужие), поскольку они обычно свидетельствуют о возможной опасности, требующей срочной реакции.

Из-за такой особенности человеческого восприятия  гиперсензитивные люди производят впечатление постоянно преодолевающих свои отрицательные эмоции.  

Похоже, что респондентов спрашивали об их наисильнейших отрицательных переживаниях даже в тех случаях, когда человек вообще не заводил о них разговор.  Заметьте, что двое из тех, кого проинтервьюировала Андреа, поинтересовались: “Вы же не представите то, что я скажу, бредом сумасшедшего?”

Я думаю, что Андреа старалась избежать этого и в конце концов сделала хорошую работу. Так, в завершение статьи, она написала, что такая личностная особенность как гиперсензитивность — по сути нейтральна и сочетается со многими потенциально положительными сторонами.

Но, конечно же, для успеха в популярном журнале необходимо использовать яркие эмоциональные фразы, поэтому в статье встречаются выражения подобные : «Будучи укрыты в безопасном окружении и забаррикадировавшись от дурного  отношения, они могут расцвести». Это правда, но эта фраза вызывает яркую картинку — гиперсензитивные люди прячутся, чтобы не испытывать отрицательных  эмоций.

 

Некоторые из нас научились не показывать свои чувства

 

Андреа заканчивает статью рассказом женщины-директора предприятия, которая справилась с негативными эмоциональными переживаниями, окружив себя поддерживающими людьми, а также научились отличать ситуации, требующие беспокойства от  тех,  где  нет необходимости реагировать.

Это ключевой момент: большинство из ГСЛ нашли способы справляться с отрицательной стороной эмоциональной реактивности. Мы всегда знаем, что она никуда не девается, и при этом используем разнообразные методы, чтобы успокоиться.

Однако некоторые из нас, особенно мужчины, могут устанавливать сверхконтроль за своими эмоциями. Посмотрим из-за чего это происходит.

В раннем детстве чувствительные мальчики были готовы расплакаться по более незначительным поводам, чем их сверстники  и из-за этого подвергались насмешкам.

Издевки для ГС мальчиков казались невыносимыми и они научились избегать их, скрывая свои эмоции от других. Обратите внимание — мы выносим уроки из нашего эмоционального опыта. Стыд — ужасное переживание, и оно научило некоторых  гипервпечатлительных мальчиков не показывать свои чувства.

 

Переживая сильные чувства, люди становятся мудрее

 

В статье, написанной психологом Роем Баумейстером и его коллегами, гиперсензитивность или какие-либо индивидуальные различия в эмоциональности даже не упоминаются, но тем не менее, на мой взгляд, она является определяющей для понимания особенностей ГСЛ.

Рой Баумейстер любит выяснять у людей, особенно у коллег-психологов,  какие мысли  являются у них преобладающими.

В  этой работе он и  его коллеги постарались показать, что эмоции на самом деле играют центральную роль в поведении и не обязательно препятствуют принятию оптимальных решений. Вы убедитесь в этом, познакомившись со следующими аргументами.

Прежде всего это только кажется, что именно эмоции заставляют нас совершать поступки, на самом деле  сами по себе они не часто  приводят к какому-либо действию. То есть редко происходит так: «Я испугался, поэтому побежал». Ведь мы сначала должны осознать угрозу и понять, что это опасно, прежде чем начать бояться. Это достаточно медленный процесс. Врожденными являются лишь несколько страхов и то не у всех.

  •      Например, мой муж до безумия боится змей, а я нет.  Некоторых людей охватывает страх высоты, пауков, вида крови – эти эмоции не приобретенные, а врожденные. Они сохранились (и эволюционировали), так как помогли людям выжить и продолжить род, и соответственно передались детям. Но эти „полезные” фобии тоже имеют свои недостатки.  Мой муж к примеру непрерывно выискивает змей, когда гуляет. А есть места, куда он вообще не пойдет из-за своего страха.

Большинство реакций на опасность приобретаются в процессе жизни, они обеспечивают гибкость нашего поведения  в различных обстоятельствах, но эти реакции нуждаются в хорошей тренировке, если вы собираетесь использовать их в опасных ситуациях, где требуется действовать без промедления.  

Баумайстер говорит:  «В большинстве случаев мы испытываем сознательный эмоциональный отклик уже по завершении некоего события, поскольку эмоции слишком медленны и сложны, чтобы помочь нашему поведению в момент проишествия».

  •       Маленький мальчик размышляет над тем, как к нему отнеслись, когда он плакал, только после того, как это случилось, ощущая стыд, злость, грусть и многое другое.   

Эмоции, которые мы испытываем как бы с запозданием — неприятны, мы стремимся избежать их в будущем,  это побуждает наш к тщательному обдумыванию произошедшего.

Чем более важным является пережитый опыт, тем больше эмоций, побуждающих к размышлениям, он вызывает, и  тем быстрее и эффективнее  человек учится  преодолевать подобные ситуации.  

  •      Маленького ГС мальчика, которого в школе дразнят плаксой,  эмоциональная реакция стыда может научить сомнительному навыку —  скрывать от других желание заплакать. Чувство, которое может привести к слезам у всех на глазах, будет вытеснено более сильным – страхом быть осмеянным. Этот страх, хорошо не осмысленный, производит простой, быстрый, преимущественно негативный эффект – внутренний запрет: “ Не делай этого! Не плачь перед ними”. Иначе потом будет слишком больно.

 

Благодаря интенсивности эмоций, гиперсензитивные люди действуют с учетом большего числа нюансов

 

В случае со змеями, если страх не врожденный,  а  получен из опыта или сторонних предупреждений, то степень последующей осторожности и предусмотрительности у ГСЛ будет зависеть от того, насколько эмоционально-ярким оказался для  него факт ядовитости змей. Таким образом проявляется наличие преимуществ  у людей с более сильными эмоциональными реакциями. Когда ГСЛ узнают о ядовитых змеях из фильма, книги или чьего-либо рассказа, в их воображении живо разыгрывается  картина укуса змеи и они остро переживают все эмоции,  связанные с этим опытом.  И, из-за сильнейших переживаний и глубокой эмпатии к человеку, пострадавшего от укуса змеи, они изучат все о том, какие змеи ядовитые и как можно уберечься от них.  ГСЛ можем стать кладезем „змеиной мудрости” для тех, кто с ними путешествует, и даже спасти жизни неядовитых тварей,  которые были бы убиты только потому, что они змеи.

Другие люди, менее впечатлительные, не будут придавать значения ядовитым змеям до тех пор, пока сами не окажутся в месте, где есть  такая опасность.

То, что я напишу дальше, может быть больше, чем вы хотели бы знать, но Баумайстер и его коллеги продолжают находить подтверждения факту, что причиной успеха человека, как вида, является то, что мы постоянно решаем, совершать ли некое действие, и наши решения строятся на выработанном наборе правил, который постоянно совершенствуется.

Шимпанзе, увидев змею, просто убежал бы. Человек (например, спасатель в джунглях)  возможно тоже испугается змеи, но у него будет шире спектр разнообразных реакций.  Он даже может решиться схватить ее, чтобы расправиться. Другой пример: солдат боится пуль, но продолжает идти в бой, а не убегает.

У нас всегда возникает эмоциональная реакция на то, что говорят другие, но нам приходится выбирать,  основываясь на недавнем опыте и желаемых сейчас результатах, отвечать ли на сказанное и если да, то как.

Сильные эмоциональные всплески, возникающие после проживания ситуации, заставляют ГСЛ больше, чем других людей усовершенствовать свои реакции на подобные ситуации. Иными словами это делает ГСЛ более восприимчивыми к происходящему вокруг.

Но с другой стороны это помогает гиперсензитивным людям совершать более удачный выбор.

Источник статьи на английском языке

Источник перевода статьи Д-ра Эйрон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>